Top
Изучение китайского языка | проект easy language

Гид по изучению китайского языка. Интервью с Варварой Гоенкой.

Варваре Гоенка 35 лет. Директор по развитию ресторанной сети, психолог, ведущий семинаров, блогер рассказала мне о себе и поделилась своим опытом в изучении китайского языка. Она владеет тремя языками: русский (родной), китайский, английский. За 8 лет проживания в Гуанчжоу и 5 лет в Гонконге она создала полномасштабный бизнес. Сейчас она уже 2 года живет в Майами, США.

Сайт Варвары — здесь

Интервью с Варварой Гоенкой

Я.С. Почему ты выбрала китайский язык?

В.Г. Достаточно случайно. Я окончила школу с золотой медалью, и было сложно выявить какие-то склонности: вроде бы как все получалось одинаково хорошо. Нравились журналистика и психология. Забавно, что в итоге я к этому и пришла. Но тогда мне родители говорили, что это несерьезные профессии. Папа вообще хотел, чтобы я поступала на физико-математический или на факультет IT технологий, а мне тогда было 17 лет, и казалось, что это скучно: «не хочу туда, где все заучки-ботаны, хочу, где все модные». Мне нравилось учить языки, и у меня это хорошо получалось. Я сама из Владивостока, там находится престижный в стране восточный институт, с глубокими традициями, и как-то единогласно все в семье решили, что это хорошая идея. Выбирали между японским и китайским. Но подумали, что за Китаем — будущее, больше возможностей. Вот так и получилось — неслучайная случайность.

Я.С. Ты уже учила китайский до того, как поступила в университет?

В.Г. Нет, вообще не учила. Причем у нас во Владивостоке есть школа с углубленным изучением китайского языка, а я ходила в другую. Тогда я думала: «Где я, а где те ребята, которые учили язык в школе 9 лет, чуть ли не с младших классов?». Но они, видимо, учили его не так интенсивно, потому что через год обучения в институте мы практически были на одном уровне. Конечно, они были такие крутые, когда пришли. Мы ничего не знали, а они такие «нихао». Но через год обучения, когда пришли результаты экзамена по китайскому языку (HSK, как TOEFL в английском), у меня были лучшие результаты на курсе. По этим результатам нас отправляли на стажировки, и я выиграла бесплатную стажировку и полный курс обучения в китайском университете. В итоге я обогнала многих из студентов, кто учил китайский в школе.

Я.С. Год — это не так много. Мне сложно представить, как это вообще возможно выучить китайский за год. Что для этого нужно сделать? Ты просто много училась, или у тебя был какой-то особый подход?

В.Г. Я бы не сказала, что это был прям какой-то супер уровень за год, просто он был лучше, чем у остальных на курсе. Спустя год я уже переводила. Мэрия Владивостока обращалась в университет с запросом найти им хорошего студента для сопровождения групп из Китая, которые приезжали на культурные мероприятия. Меня порекомендовали в университете, и я уже летом я приступила к работе. Многие тогда работали гидами с китайскими делегациями, такая типичная подработка для студентов. После двух лет обучения, когда я уехала в Китай, у меня уже был разговорный язык, но до свободного владения он подтянулся в Китае.

Как я учила язык? Я считаю, что в университете была хорошая система, и я делала все, что мне говорили. У нас были отдельные занятия по практике устной речи, грамматике, иероглифике. Я согласна с тобой (читала твою статью), что с нулевого уровня лучше заниматься с русскими преподавателями, а не с носителями. Приехав в Китай, я уже общалась с ребятами, которые с нуля учили язык в Китае. И у них было, как ни странно, не такое хорошее произношение, и не очень хорошая грамматика. У них был богатый словарный запас, они знали всякие интересные словечки, но спустя некоторое время я тоже все это выучила. Зато русские учителя дали нам очень сильную базу.

Например, произношение. Когда тебе объясняет русский преподаватель, он всегда тебе скажет, на что обратить внимание, на что похожи звуки. У китайцев принцип: делай как я. Также обстоят дела и с грамматикой, и со словами. Русские учителя объясняют материал относительно отличий одного языка от другого, акцентируют внимание на тех аспектах языка, которые не совпадают с родным языком. К своему удивлению, мне пришлось действительно много учиться. В школе несмотря на золотую медаль, у меня все легко получалось, я делала уроки на коленке. И привыкла к тому, что все на коленке. А тут пришла, а там надо учить иероглифы, и поняла, что на коленке не получится. На сообразительности не выскочишь, надо корпеть, прописывать иероглифы в прописях, пока не запомнишь. Я учила слова, закрывала рукой, писала в столбик, перепроверяла себя.

Через год обучения, когда пришли результаты экзамена по китайскому языку (HSK, как TOEFL в английском), у меня были лучшие результаты на курсе. По этим результатам нас отправляли на стажировки, и я выиграла бесплатную стажировку и полный курс обучения в китайском университете. В итоге я обогнала многих из студентов, кто учил китайский в школе.

Я.С. Ты согласна с тем, что китайский — один из самых сложных языков для освоения?

В.Г. Нет, не совсем. Честно говоря, я считаю, что учить русский как иностранный гораздо сложнее со всеми нашими родами, падежами. В китайском языке есть своя специфика, которая сложна с непривычки. Сложно учить иероглифы, поначалу сложно давалось произношение, интонация. Зато грамматика в китайском языке очень простая. Никаких тебе времен, склонений, спряжений, родов. Даже ярко выраженные формы речи отсутствуют, потому что эти понятия появились достаточно недавно, и были заимствованы из западной лингвистики. В этом смысле китайский язык достаточно примитивен. Он такой лаконичный, прямой, без растекания мыслью по древу и многочисленных оборотов, с логичным словообразованием. Осваивая язык с другой структурой, ты осваиваешь и другой способ мышления. Поэтому это и интересно — учить языки, сильно отличающиеся друг от друга.

Я.С. Все-таки, если ты учишь язык в университете, это другой уровень. А если человек по какой-то причине хочет выучить китайский язык, например, он едет работать или учиться в Китай. С чего ты посоветуешь начать? Дай, пожалуйста, три совета для начинающих и три для продолжающих.

В.Г. Первый совет. Начните учить язык с русским преподавателем, а на продвинутом этапе уже можете продолжать обучение с носителем. Проблема в том, что китайцы просто не понимают, как объяснять не китайцам. У них другой морфологический строй языка, и для них это естественно. Они не обращают внимание на те вещи, на которые надо обращать.

Второй совет. Учите китайские слова с иероглифами. Очень частая ошибка заключается в том, что люди учат язык без иероглифов. Но вам необходимо базовое знание этого аспекта, даже если вы хотите выучить разговорный китайский. Дело в том, что в китайском языке очень много слов омонимов, которые звучат одинаково. Хрестоматийный пример: 妈(ма) -мама и 马(ма) — лошадь. Для того, чтобы не назвать родную мать лошадью, вам необходимо произношение разным тоном и другой иероглиф. Для многих слогов, произнесенных одним и тем же тоном, есть как минимум 10 разных иероглифов, и это все — разные слова. Понять значение можно только из контекста, или как раз на письме, потому что все слова передаются разными иероглифами. Если ты учишь без иероглифов, то у тебя получается и то ма, и это ма, и ничего не понятно, нет структуры в голове.

Третий совет. Езжайте по возможности в страну изучаемого языка! В Китае, если ты хоть чуть-чуть знаешь язык, ты будешь его использовать и на нем говорить. Там мало кто говорит на английском, никто тебя не понимает: ни таксисты, ни продавцы в магазине, то есть в бытовых ситуациях его легко использовать. Даже в Гонконге, например, таких возможностей меньше. Если ты пытаешься говорить на ломаном кантонском диалекте, на тебя смотрят, как на дурачка и переходят на английский. А в Китае есть прекрасная возможность практиковать общение, и там все будут рады с тобой поговорить.

  1. Начните учить язык с русским преподавателем, а на продвинутом этапе уже можете продолжать обучение с носителем.
  2. Учите китайские слова с иероглифами.
  3. Езжайте по возможности в страну изучаемого языка!

Я.С. Сколько потребуется времени, чтобы дойти до базового уровня владения языком? При условии, что ты вкладываешь максимальное количество усилий.

В.Г. Я думаю, года два. За год обучения уже будешь говорить. Если ты серьезно занимаешься, то это реально.

Я.С. Спасибо! А сколько ты прожила в Китае?

В.Г. Я прожила в Китае 8 лет и 5 в Гонконге, то есть 13 лет в общей сложности.

Я.С. Чем ты там занималась в Китае? Как ты нашла работу? Как тебе удалось создать свое дело?

В.Г. Я уехала в Китай учиться, и первые годы студенчества занималась подработками: преподавала английский детям, была фитнес инструктором и снималась в рекламе. Профильное направление было связано с письменными и устными переводами, сопровождением заказов на фабриках. Заработок был хороший, но меня не очень вдохновляло торчать на фабриках. За время съёмок в рекламе я наладила сотрудничество со многими фотостудиями, рекламными агентствами. Я говорила на языке, что было среди иностранных моделей-актеров довольно редко. Агентства и студии стали обращаться ко мне с просьбой: подобрать иностранных моделей на показы, съемки. Постепенно я основала свое модельное актерское агентство, привлекла на контракты уже профессиональных моделей, а не студентов. Очень быстро это все раскрутилось, и я сама не заметила, как через пару лет у меня был полномасштабный бизнес, которым я в итоге прозанималась около 7 лет.

Учите китайские слова с иероглифами. Очень частая ошибка заключается в том, что люди учат язык без иероглифов. Но вам необходимо базовое знание этого аспекта, даже если вы хотите выучить разговорный китайский. Дело в том, что в китайском языке очень много слов омонимов, которые звучат одинаково. Хрестоматийный пример: 妈(ма) -мама и 马(ма) - лошадь. Для того, чтобы не назвать родную мать лошадью, вам необходимо произношение разным тоном и другой иероглиф. Для многих слогов, произнесенных одним и тем же тоном, есть как минимум 10 разных иероглифов, и это все - разные слова.

Я.С. А почему закончился полномасштабный бизнес?

В.Г. Я думаю, что в определенный момент я перегорела и не смогла найти в этом бизнесе развитие, которое бы меня дальше мотивировало и двигало вперед. А просто материального успеха перестало быть достаточно. Кого-то наполняют сами по себе красивые съёмки, картинки и другие составляющие фэшн индустрии. Но не меня, для меня это всегда был бизнес для денег, а только деньги, даже хорошие, не дают удовлетворения. Я начала искать себя в другом направлении, продала агентство, которое больше не радовало меня и вернулась в Россию, в Москву на два года. В дальнейшем этот путь меня привел и в Гонконг, и в ресторанный бизнес, и в психологию и коучинг, и в США.

Я.С. Еще один вопрос про Китай. Возможно ли там адаптироваться и влиться в местное общество, или ты всегда остаешься иностранцем в относительной изоляции, даже если говоришь на языке?

В.Г. Ты всегда белый, всегда «лаовай». Но сейчас ситуация немного изменилась. Я переехала в Китай в 2002 году, тогда даже в крупных городах, в Гуанчжоу, ты шел по улице и тебе кричали: «Hello! Hello!». Все подбегали фотографироваться с тобой. Белый человек был в диковинку. В деревнях, засмотревшись на меня, люди падали с велосипеда, на полном серьезе, как в кино. Сейчас уже такого нет, иностранцем никого не удивишь. Тем не менее, всё еще сохраняется уважение и преклонение перед иностранцами. Иногда благодаря белому лицу тебе открывается больше дверей.

Я.С. Даже так?

В.Г. Бытует мнение, что, например, в Америке иммигранты считаются людьми второго сорта, хотя я этого не заметила. Я думаю, это распространяется только на иммигрантов определенного культурного и финансового уровня. В Китае же наоборот, иностранец экспат — это модно. Интересно, что, когда я жила в Гуанчжоу, у меня не было близких китайских друзей. Только приятели и знакомые. Да, я много общалась на китайском по работе, мои коллеги и клиенты были китайцы, бизнес был направлен на местный рынок. Не было близкого круга общения, был барьер, казалось, что мы слишком разные. Самое смешное, что, когда я уже вернулась в Гонконг после Москвы, у меня поменялось отношение и наоборот появилось много друзей китайцев как с материка, так и из Гонконга. Это достаточно распространенное явление, когда русские и иностранцы живут в Китае обособленно, в своем собственном экспатском пузыре.

Я.С. Все-таки, если ты живешь в стране столько лет, то, скорее всего, ты начинаешь любить эту страну. После стольких лет в Китае, были ли какие-то моменты, которые тебя удивляли, или которые ты не могла принять?

В.Г. Первое, чему я научилась у китайцев — это дзен-спокойствие. У китайцев не потерять лицо — это святое. Например, едешь с таксистом, тут его подрезает велосипедист. У нас бы в такой ситуации таксист уже бы вышел из машины, начал бы материться, а то и настучал бы бедняге по голове. Китаец же пожимает плечами, не сбил и не сбил, и едет дальше. Для них потерять контроль значит потерять лицо. Тот, кто орет или взрывается, показывает свою несдержанность — теряет лицо.

Из неприятного — своеобразная бизнес этика китайцев. В целом, не считается зазорным вести бизнес, обманывая. У меня был клиент-посредник, с которым я работала с самого начала. Мне казалось, что у нас хорошие партнерские отношения. Вдруг один раз он попросил у меня цену на какую-то съемку гораздо ниже, чем обычно, рассказал слезную историю. В порядке исключения, ради сотрудничества с ним, я согласилась, почти в ущерб себе. И потом, от кого-то другого я узнаю, что эта история — неправда. Иду с ним разбираться, а ему даже не стыдно. Наоборот, улыбается, вот, мол, ловко я тебя обвел, ты же поверила? Значит, я молодец. Понятие «я держу свое слово» отсутствует. Мне постоянно приходилось иметь дело с тем, что кто-то изворачивается, кто-то пытается обмануть, схитрить. Я люблю в бизнесе работать взаимовыгодно, «win-win», поддерживать отношения с сотрудниками, партнерами и клиентами. Это и стало одной из причин, почему я не захотела дальше вести бизнес в Китае.

Я.С. А как давно ты не живешь в Китае?

В.Г. Если считать Гонконг Китаем, то два года. Если не считать, то уже с 2010 года, то есть 8 лет.

Я.С. Я предполагаю, что сейчас ты говоришь на китайском гораздо реже. Как ты поддерживаешь уровень языка, чтобы он не уходил?

В.Г. Если честно, мне жалко язык и то, что он уходит. Это начало происходить еще в Гонконге. Там я общалась в основном на английском. А сейчас в Америке, как ни странно, я практикую язык на работе. Я управляю рестораном, и я наняла шефа-китайца, специалиста по китайским пельмешкам «дим сам». Если бы у меня не было языка, то я никогда бы не нашла такого шефа, потому что многие китайцы в США не говорят на языке и кучкуются своей общиной. В ресторане он может полноценно говорить только со мной. И вот когда ему предоставляется такая возможность, он говорит ооооооочень мноооого. Зато я практикую язык. Да, язык уходит, но я думаю, что всегда смогу восстановить, если опять займусь им, когда будет нужно. Я не вижу смысла учить язык просто ради языка.

Я.С. Спасибо большое за разговор! Желаю тебе успехов во всех твоих начинаниях!

***

Спасибо, что читаете! Самой лучшей благодарностью для меня будет ваш репост или комментарий.

P. S. Если Вам нужна языковая консультация — обращайтесь! Прочитать детали можно здесь.

Понравилась статья? Чтобы не потерять блог из виду, подпишитесь на новости! Это можно сделать став членом групп ВК или на Facebook (ссылки в правом столбце).

P. P. S. Каждую неделю я делюсь с вами самым лучшим в моей рассылке Cherry Picker. Подписывайтесь здесь!

Все иллюстрации защищены авторским правом, автор иллюстраций — Ярына Саенко

Обсудить

Нет комментариев

Оставить комментарий