Top
Наталья Маковик | проект easy language

Интервью с Натальей Маковик: Беларусь — Чехия — Лихтенштейн. История исполнения одной мечты.

Наталья Маковик родилась в Архангельске, выросла в Беларуси, прожила 17 лет в Чехии, сейчас живет в Лихтенштейне. Наталья создала себе профессию мечты — зАмковый девелопер, которую успешно реализует до сих пор. Мы поговорили о жизни за границей, вдохновении достигать грандиозных целей и о том, как быстро выучить иностранный язык.

Заметки Натальи о жизни в Лихтенштейне можно прочитать здесь.

Интервью с Натальей Маковик

— Я читала, что вы переехали в Чехию по стипендии чешского правительства и потом остались там жить. Как долго проходил период адаптации?

— Я вообще очень резкий человек. И если я принимаю решение, то назад дороги нет.

Первый год я жила в общежитии с такими же иностранными студентами, как я. Они были со всего мира: Китай, Франция, Мексика. Первое, что обычно делают экспаты, — ищут, с кем можно пообщаться на родном языке. Я же на второй день перестала говорить по-русски. В общем, что такое адаптация? Это когда ты однажды говоришь себе: «Всё, я больше не принадлежу старому миру, я принадлежу новому».

Со второго дня я поменяла все русскоязычные привычки на чешские. Это был 2000-й год, и интернет мало где был, фейсбуком никто не пользовался,. Поэтому я начинала утро с покупки чешских газет; купила черно-белый телевизор (на другой у меня не было денег). Смотрела примитивные сериалы. Там же всё так: «Я тебя люблю. Да? Точно любишь? Точно-точно? Нет, не верю, ты меня не любишь. Да нет же, я люблю тебя!». Доступный способ знакомства с лексикой и заучивания простых фраз.

И я очень творчески относилась к учебе — училась я на факультете языковой подготовки Карлова университета, где иностранцев готовят к поступлению в вузы. Так вот любое домашнее задание, даже по экономике, я превращала в написание статьи или эссе. Да, было тяжело — ошибок у меня было куда больше, чем в простеньких, односложных ответах других студентов. Но уже через полгода я смогла писать статьи практически без ошибок. К тому же такой серьёзный подход заставил меня погрузиться в изучение истории, географии, экономики Чешской республики. Расширился кругозор.

И, наконец, самый действенный способ. Я принципиально ходила на свидания только с чехами. А вскоре я влюбилась, и переехала к бой-френду. Здесь приходилось болтать по-чешски 24 часа в сутки.

Примерно вот такая адаптация. Если долго вокруг горячей каши ходить, то, конечно, ничего не получится. Надо нырять в эту среду сразу же, без всяких постепенных переходов, и никаких кризисов не будет. Надо просто идти вперёд. Всё.

В общем, что такое адаптация? Это когда ты однажды говоришь себе: «Всё, я больше не принадлежу старому миру, я принадлежу новому».

— Приходилось ли вам бороться со стереотипами из-за своего происхождения/паспорта?

— После переезда я столкнулась с тремя проблемами.

Во-первых, в Беларуси я была немного известным человеком, молодежной активисткой, обо мне писали, меня узнавали на улицах. В Чехии я оказалось никем.

Во-вторых, я переживала, что, будучи простой студенткой, при этом без денег, с самой обычной внешностью, не соответствую своему бой-френду. А он у меня работал советником в сенате, а потом — пресс-атташе в чешском правительстве.

В-третьих, в Чехии очень сложное отношение к русскоязычным из-за оккупации 1968 года.

Я сумела сосредоточиться на решении вот этих трёх конкретных проблем, и совсем не замечала недоброжелателей. Наличие розовых очков сильно помогает. Я без страха ввязывалась в серьёзные дискуссии, меня стали замечать журналисты, брать интервью о ситуации в Беларуси. Устроилась работать в газету и встречалась с очень интересными, известными людьми.

Но в одном моменте я дала слабину. Сейчас я бы так не поступила. Я всячески подчёркивала, что я гражданка Беларуси и стыдливо умалчивала, что родилась-то я в России, в Архангельске. И семья у меня русская. Смалодушничала.

Сейчас, переехав в Лихтенштейн, я первым делом пошла в паспортный стол. Полицейские меня предупредили, чтобы я избегала общения с беларусами. Оказалось, что сюда приезжают воры-гастролёры, просят политубежища, а пока правительство рассматривает их прошения, они крадут в магазинах и домах. Я решила не дистанцироваться от страны, где я прожила почти 15 лет. Сначала на курсах немецкого я провела чаепитие в беларусском стиле. Чуть позже — в центре интеграции иностранцев — обед с беларусскими блюдами.

Недавно Княжество, где преступность практически нулевая, столкнулось с «ограблением века» (так писали местные СМИ), когда двое пьяных беларусов попытались обокрасть магазин электроники. Я переодела свою семью в вышиванки и провела еще несколько национальных обедов для своих лихтенштейнских друзей. Как только выдался шанс выступить о Беларуси на официальном уровне, то я им воспользовалась.

— А как обратить очевидно неблагоприятные факты в свою пользу?

— Если коротко, то переставить акценты с неблагоприятных факторов на собственные сильные стороны. И всегда думать о личной выгоде, при этом делая реальность добрее и светлее.

Например, чуть было не поселившийся в Лихтенштейне стереотип «Беларусы = уголовники» я смогла поменять на положительную ассоциацию «Беларусы — это та семья с двумя детьми, с красивой национальной одеждой, вкусной кухней и интересными, умными разговорами».

Более того, я довольно нахально воспользовалась кризисом. Со словами: «Не хочу, чтобы о нашем народе судили по преступникам. Позвольте мне показать Беларусь с лучшей стороны» я начала общаться с политиками, общественными деятелями, журналистами, просто влиятельными подданными Княжества. Мне не нужны их деньги. Но я знаю, что когда-нибудь такие связи мне понадобятся. И эта мысль помогла мне преодолевать страх общения. Поверьте, в этой ситуации я думать забыла, что я плохо говорю по-немецки. Я просто общалась на английском. Ведь у меня была благая цель — изменить мнение о Беларуси. Получилось.

Похожая ситуация сложилась с зАмками Чехии. Когда я задумалась о бизнесе с исторической недвижимостью, то, по мнению моего окружения, я попросту не имела права заниматься старинными поместьями. Во-первых, слишком молодая. Во-вторых, не жена олигарха и не дочь миллиардера. В-третьих, нет ни исторического, ни архитектурного образования. В-четвёртых, русскоязычная, что для чехов — оксюморон. Я не смела продавать чешские замки.

Поэтому я завела блог, где сосредоточилась на двух темах: истории моей семьи и проблеме сохранности культурного наследия. Узнав, что после октябрьского переворота в 1917 году семью моей прабабабушки расстреляли лишь потому, что они владели мануфактурой в Москве, а сама я посвятила юные годы борьбе с диктатурой Лукашенко, чехи прониклись ко мне симпатией. Мой акцент перестал быть для них «оккупантским».

А то, что я не просто распродаю чешские замки, но ищу ответственных инвесторов для восстановления памятников, вызвало шквал благодарностей. Я обратилась к СМИ, чиновникам и даже миллиардерам с призывом помочь мне спасти замки Чехии от исчезновения. В результате меня называли «истинной аристократкой», «королевой замков», «спасительницей чешской истории». Я получала сделки и восстанавливала архитектурные сокровища.

Надо уметь правильно перерасставить акценты и забыть про свои якобы «недостатки». Иначе мир не изменить к лучшему.

— Вы всегда поворачиваете ситуацию так, чтобы найти решение. А какие еще качества нужны эмигранту, чтобы состояться в новом обществеи добиться того, что человек хочет?

— Для начала надо смириться, что эмигранты — специфические люди. Решение об отъезде — это не проявление слабости или предательство родины, или бег от проблем. Наоборот, это очень сильный шаг, на который решится далеко не каждый. Поэтому практически всегда мы сталкиваемся с жутко сильными, целеустремлёнными, решительными людьми. Что выливается в то, что из-за концентрации людей-«танков» эмигрантская диаспора часто смахивает на змеюшник.

Смотрите. На Западе жизнь, учёба, работа за границей — это норма. Им не нужны визы, доходы всегда высокие, со школы они владеют иностранными языками. Нашим же надо приложить какие-то магические усилия, чтобы выбраться за рубеж.

Так что никаких дополнительных качеств, чтобы добиться в новой стране успеха, нашим эмигрантам не нужно. Просто надо любить свою «новую родину», уважать местные традиции, овладеть языком и стараться быть светлым человеком, с солнышком внутри. Тогда всё будет получаться куда проще. Тогда не придётся изворачиваться, пахать сутками, жертвовать собой.

А то, что я не просто распродаю чешские замки, но ищу ответственных инвесторов для восстановления памятников, вызвало шквал благодарностей. Я обратилась к СМИ, чиновникам и даже миллиардерам с призывом помочь мне спасти замки Чехии от исчезновения. В результате меня называли «истинной аристократкой», «королевой замков», «спасительницей чешской истории». Я получала сделки и восстанавливала архитектурные сокровища. Надо уметь правильно перерасставить акценты и забыть про свои якобы «недостатки». Иначе мир не изменить к лучшему.

— Почему вы выбрали именно Чехию? Был ли другой выбор?

—  За участие в оппозиционной демонстрации в Минске меня арестовали, и один чешский журналист совершил смелый поступок, выступил свидетелем на суде. Якобы я была его переводчицей. Это помогло — меня не посадили, но исключили из университета. А вскоре мой герой вернулся в Минск и предложил выйти за него замуж. Это было романтично, ведь мы даже не целовались. И я влюбилась.

Как исключенной по политическим причинам, мне предложили учиться в Бельгии, Британии, Польше, Литве. Но я выбрала Чехию.

Я так и не вышла за него замуж. Но зато оказалась в стране с рекордным количеством замков на душу населения.

— А Лихтенштейн был осознанным выбором?

— Это был спонтанный выбор в кризисный момент.

Мы с мужем часто, сидя у камина с бокалом вина, рассуждали, куда бы мы хотели переехать. И всегда это была Италия, Франция, даже Австралия. Но Лихтенштейн — никогда.

И вот однажды наступил момент, когда стало ясно: если я срочно не изменю страну проживания, то случится страшное. И муж мне посоветовал уехать из Чехии. На его вопрос «куда?» я тут же ответила: «В Лихтенштейн!»

Это сейчас мне фейсбук напоминает, как я пару лет назад ездила по моравским замкам, и я понимаю, что это были замки, принадлежащие когда-то династии Лихтенштейнов. Оказывается, я даже писала Князю письма о судьбе его имений. И даже несколько раз встречалась с представителем рода Лихтенштейн-Подстатски. Так что, хоть решение и было спонтанным, но явно не случайным.

Здесь я наконец-то стала счастлива, без всяких «но». Обрела тихое счастье.

— Что вас вдохновляет, чтобы было тихое счастье внутри?

— Мои дети и мужчины. В моём окружении очень мало женщин, зато много мужчин — умных, сильных, успешных, надёжных. Это муж, друзья, клиенты, партнёры. Общение с таким рыцарями, понимание, что ты никогда не окажешься одна, даёт уверенность в будущем и позволяет насладиться тем, что ты — женщина.

А дети напоминают мне, что волшебство существует. С верой в чудо живётся радостно и легко. У меня даже есть такой ритуал. Каждое утро я начинаю с пробежки, где продумываю следующую главу своей книги. Возвращаюсь и записываю. Эта книга предназначена только моим детям: дочери и сыну. И там я рассказываю о самых светлых, волшебных моментах своей жизни, похожих на магию. Она так и называется — «Мамина книга чудес». Перед сном я им зачитываю свежие главы.

Мои дети точно знают, что каждый день их мама просыпается и пишет для них сказки. Меня это правильно настраивает и заряжает. Я не буду детям рассказывать страшные истории. Чудеса случаются, и я как человек думающий, начинаю рассуждать, что тогда мне помогло, чтобы все получилось. Я поняла, что именно в таком солнечном, правильном состоянии, желания сбываются быстрее. Я нашла состояние этой радости, когда ты загадаешь что-то несбыточное, а оно возьмет и сбудется. Взрослым людям это говорить нельзя, потому что все будут лежать на диване и только желания загадывать. Но я хочу, чтобы у моих детей было то самое «солнышко внутри».

Я никогда не ставлю себе задач и целей, от которых у меня нет состояния безумной влюбленности. Если цель «может — да, а может и нет», то я её не добиваюсь. Я разрешила себе передумывать в середине пути, позволяя себе отдыхать, пока вдохновение не вернётся.

Я только недавно этому научилась, в прошлом году. До этого не умела расслабляться. Я думала, что если тебя не удовлетворяет твоя жизнь, то ты должен себе срочно поставить мега-задачу и пахать, страдать, мучиться, затыкать себе рот. В прошлом году я поняла, что могу себе позволить отказываться от того, что мне удовольствия не приносит. Даже если ты не будешь каждый день зарабатывать деньги, то ты все равно можешь себе позволить читать любимую книжку, смотреть сериалы, обнимать детей.

Так же это работает и в отношениях. Например, знакомишься с кем-то и понимаешь, что этот человек тебя больше не радует. Ну что ж, ставишь отношения на паузу. Я не стесняюсь это делать, и именно так я сейчас строю свою жизнь.

Я никогда не ставлю себе задач и целей, от которых у меня нет состояния безумной влюбленности. Если цель «может - да, а может и нет», то я её не добиваюсь. Я разрешила себе передумывать в середине пути, позволяя себе отдыхать, пока вдохновение не вернётся. Я только недавно этому научилась, в прошлом году. До этого не умела расслабляться. Я думала, что если тебя не удовлетворяет твоя жизнь, то ты должен себе срочно поставить мега-задачу и пахать, страдать, мучиться, затыкать себе рот. В прошлом году я поняла, что могу себе позволить отказываться от того, что мне удовольствия не приносит. Даже если ты не будешь каждый день зарабатывать деньги, то ты все равно можешь себе позволить читать любимую книжку, смотреть сериалы, обнимать детей.

— Вы очень интересно говорили про книгу, можете рассказать о самом-самом чуде, которое с вами произошло.

— Я же пишу для детей, поэтому я выбираю понятные примеры. Я пишу про бизнес, но совсем немного, в основном про школу, университет, такие неделовые примеры.

Хотя одному событию я посвятила целую главу. Она о том, как я наконец-то продала замок. Я к этому шла 5 лет. На той сделке я заработала около 50 000 евро. Но деньги не играли для меня никакой роли, я даже не помню, на что их потратила. Наверное, раздала долги.

Главным чудом был не гонорар, а сам факт продажи замка. Значит, я была права, раз шла за своей мечтой, несмотря на сопротивление окружающих.

А когда я увидела свой портрет в журнале «Форбс», то подумала: «Ничего себе, чего добилась бедная студентка!».

Хотя, как бы банально это ни звучало, но самым счастливым человеком я была, когда у меня родился сын. Это было состояние абсолютного счастья. И причем, я знаю, почему я была счастлива, я его рожала не 24 часа, как дочку, а всего 3.

— Последний вопрос — сейчас вы живете в Лихтенштейне, как вы учите немецкий?

— Тут самая главная проблема в том, что в Лихтенштейне все говорят по-английски. Я после месяца пребывания здесь осознала, что по-английски говорю с 5 утра до 12 часов ночи.

Немецкий я учу так же, как и все: хожу на курсы — ежедневно по 2 часа, читаю, перевожу статьи, стараюсь везде общаться. Но дело в том, что в семье и дома я говорю по-русски.

Недавно меня перевели в группу с ребятами, которые учат язык уже три года. Надо сказать, что мог быть сильный удар по моей самооценке. Но я научилась сравнивать себя не с другими, а с самой собой вчерашней. Иногда думаю, вот 4 месяца прошло, а я не могу связать два слова. Потом я себя останавливаю и начинаю анализировать, что вот только что я говорила с учительницей, а потом общалась в магазине. А еще 4 месяца назад я могла только досчитать до трёх.

Ещё я научилась просить поддержки. Иногда важно сказать: «Ребята, вы знаете, я здесь только 4 месяца, поэтому вы меня иногда хвалите!». И они слушаются.

В принципе, когда я через полтора месяца пошла на Финансовый Форум в Лихтенштейне, я практически все понимала. Инвестиционный, финансовый язык я схватываю без проблем. Конечно, я сразу подписалась на лихтенштейнские газеты. Чтобы себя мотивировать, я начала выпускать видео новости — «Хорошие новости из Лихтенштейна». Каждое утро мне надо было прочитать новости, перевести, быстро сформулировать и выложить. Сейчас меня влогерство перестало заводить, и я отложила проект. Газеты на немецком я читаю просто для удовольствия.

А насчёт самого эффективного метода — завести себе немецкого друга — не могу себе позволить. Муж почему-то против (смеется). Но зато у меня появились немецкоязычные друзья из Германии, Австрии, Швейцарии и Лихтенштейна. Как видите, я решаю задачу по-другому, но это дает и новые возможности.

— Наталья, спасибо вам большое за увлекательный рассказ и вдохновение! Желаю вам исполнения вашей следующей вдохновляющей цели!

***

Спасибо, что читаете! Самой лучшей благодарностью для меня будет ваш репост или комментарий.

P. S. Если Вам нужна языковая консультация — обращайтесь! Прочитать детали можно здесь.

Понравилась статья? Чтобы не потерять блог из виду, подпишитесь на новости! Это можно сделать став членом групп ВК или на Facebook (ссылки в правом столбце).

P. P. S. Каждую неделю я делюсь с вами самым лучшим в моих письмах Cherry Picker. Подробнее — здесь!

Все иллюстрации защищены авторским правом, автор иллюстраций — Ярына Саенко

Обсудить

Нет комментариев

Оставить комментарий